Принятие и отвержение

Опубликовано Суббота, 22 Декабрь, 2018, автор Энмеркар

В современном околодуховном, околорелигиозном сообществе господствуют две идеи, описывающие способ взаимодействия сознания со своими элементами.

Первая, более традиционалистическая и морально-ориентированная, говорит о необходимости отвержения, избавления от нежелательных элементов и состояний, относя их к категориям «греха», порока, помрачения и т.п.

Вторая, более модернистская, говорит о необходимости «принятия», «дружбы с внутренними демонами», утверждая, что именно через это «принятие» и достигается внутренняя гармония.

При этом фактическое положение вещей таково, что каждая из упомянутых точек зрения, вместо того, чтобы действительно служить фундаментом для развития сознания, легко и часто превращается в клетку, сковывающую свободу полета духа.

Попадаясь в ловушку отвержения, сознание вместо идентификации и трансформации своих нежелательных проявлений в конструктивные движущие силы, впадает в самоподавление, увязает в бесконечных конфликтах между своими тяготениями и нескончаемых потугах «разобраться» в себе, «отделить зерна от плевел» и «овец от «козлищ».

С формальной точки зрения, отвержение, конечно, является искажением изначальной силы отталкивания, поскольку в его основе лежит стремление отделить «я» от «не-я», однако, опираясь на внешние критерии, моральные максимы и общественно-одобряемые признаки, оно утрачивает свою конструктивную природу. Отталкивание продуктивно лишь как способ самоопределения, и лишь в той степени, в которой оно необходимо для утверждения индивидуального осознающего центра. Все же его искажения закольцовываются сами на себе, утрачивая возможность превосхождения отдельности.

Попадаясь в ловушку принятия, сознание вместо опоры на обнаруженную систему и ее использования как сырья для самоочищения и самогармонизации, застревает в пассивном «наблюдении», тщетно пытаясь «принять» взаимоаннигилирующие потоки, и лишаясь творческих сил и волютивных стремлений.
Понятно, что будучи «обескровленной», выхолощенной формой силы притяжения, такое «принятие» не имеет реализационного потенциала, однако, в то же время, поскольку оно лишено внутреннего напряжения, которое многими, склонными к лени, искателями, воспринимается негативно, этот способ поведения привлекателен и весьма востребован.

Для мага, стремящегося конструктивно реализовать обе силы – и притяжение, и отталкивание, и притом – не попасть в зависимость ни от одной из них, чрезвычайно важно избежать ловушек принятия и отторжения. Изучая себя в своих разнообразных взаимодействиях с «обычными» и «сверхъестественными» силами, маг учится идентифицировать свои «слабые стороны» — то есть, недоактуализированные потенции, искаженные желания, нарушенные реализации, но не для того, чтобы «принять» их, и не для того, чтобы «отвергнуть» их, но для того, чтобы, тщательно изучив характер этой силы, исчерпать или трансформировать её, экономно использовав ее энергетический потенциал, не дав ему проявиться деструктивно, но перенаправляя в продуктивное русло.


Комментарии:

Оставить отзыв


Рейтинг@Mail.ru