Наследие Лавкарфта

Опубликовано Воскресенье, 13 Февраль, 2011, автор Энмеркар

Новейшая история человечества знает немало примеров, когда развитие его духа определялось не религиозными или магическими векторами, а усилиями людей – художников, поэтов, чье творчество, без изначального на то намерения, выходило за пределы художественных произведений и превращалось в настоящую Магию.

Среди таких магов от искусства – конечно, первые места принадлежат Дж.Р.Р. Толкиену, Г.Ф. Лавкрафту Ф.Х. Фармеру и другим, создавшим собственные мифологии, не менее цельные и законченные, чем традиционные Мифы.

Трудно переоценить то трансформирующее влияние, которое оказал на человеческий дух «Властелин колец».

Но не меньшие последствия имели и мрачные видения Лавкрафта. То, каким образом Лавкрафт создавал параллельные реальности и иные миры — весьма полезный урок для любого мага; немногие творческие люди могут, используя в своей работе магию и миф, хорошо справиться с задачей.

Мифология Лавкрафта недаром опирается на псевдошумерскую основу – пусть она и не несет буквы месопотамских представлений, но она точно наследует и развивает тот пессимистический настрой, который окрашивал взгляды обитателей Междуречья на мир и своё место в нём.

Сколько людей искали «Некрономикон», сколько попыток было практиковать по «grimoirium imperium» — и, надо сказать, что психологическая реальность этих попыток была довольно значительной, а значит – трудами Лавкрафта создался новый Поток Силы.

Можно сколько угодно рассуждать о наивности подобных практик, но, как и другие новые течения, — например, — вытекшие из трудов О.О. Спейра, — наследие Лавкрафта изрядно перенаправляет привычные потоки Силы человеческого мироописания, меняет само это мироописание, а значит – меняет мир, в котором происходит развитие человеческого сознания. Это ли не Магия?!

При этом с точки зрения Магии наибольшее значение имеют не Ктулху, Азатот, шогготы и прочие мифологические деятели лавкрафтианства, а его метафизика. Лафкрафт вслед за Ч. Фортом ввел представление о тайной доминанте бытия — «Ло». Всякая вещь, всякое живое существо несет в себе Ло, но его разрушительная активность (а действие Ло всегда разрушительно) проявляется только в контакте с магическим континуумом. Иногда, по непонятным причинам, некоторые предметы, пейзажи и звуки могут пробудить активность Ло.

«Трудно даже представить себе, что один вид ощутимого и доступного измерению предмета может так потрясти человека: судя по всему, в некоторых очертаниях предметов живет некая тайная повелительность символики, которая, искажая перспективу чуткого наблюдателя, рождает в нем ледяное предчувствие темных космических отношений и смутных реальностей, скрытых за обычной защитной иллюзией». (История Чарльза Декстера Уорда).

И практически в любом произведении Лавкрафта проходит след страшной «тайной доминанты».

Такие представления имеют очень важное следствие в виде сомнений в самом существовании личности. В описываемом Лавкрафтом психосоматическом комплексе всегда присутствует потенциальная возможность его уничтожения и радикальной трансформации, а значит — и речи быть не может ни о каком централизованном единстве.

Законы Человека не совпадают с Законами Вселенной, и в рассказах Лавкрафта снова и снова повторяется сюжет безуспешной борьбы ничтожного, самодовольного человечества за постижение смысла Вселенной и попытки удержать ужас, грозящий вторгнуться с той стороны. В отличие от мага, активно стремящегося к контакту с обитателями Бездны, Лавкрафт ужасался и испытывал трепет перед тем, что вторгалось в него самого во время сна.

Сомнение в существовании собственного «я» не дает героям Лавкрафта возможности персонифицировать и враждебную волю — они чувствуют себя во власти смутных сил, энергий, полей и т.п. Иногда им удается узнать имя могущественного источника этих влияний, но через некоторое время его конкретизация снова распадается. Втянутые в игру неведомых трансформаций, признающие хаос высшим проявлением человеческой мудрости, герои Лавкрафта сходят с ума, и гибнут в подземных и надзвездных лабиринтах.

Для Лавкрафта единственный способ рационализировать полученное знание состоял в облачении его в фантастическую форму и изгнании того, что он был не в силах понять.

Разделение мира на иерархию ада, земли и небес, трансцендентальный выход за пределы видимого мира, обретение сверхъестественных способностей — все это, с точки зрения Лавкрафта, только грезы.

Для него

«всякая религия — только детское и нелепое восхваление вечного томительного зова в беспредельной и вызывающей пустоте».

Лавкрафт был категорически против всякого проявления героической романтики — победы добра над злом и т.д. Мысль о возможном существовании органического единства, независимого от внешних воздействий, для него изначально абсурдна.

Его рассказы постоянно напоминают читателю, что человечество отдалилось от самых гнусных и злобных форм жизни всего лишь на короткий шаг. Эта тема о постоянстве взаимодействий между созидательными и разрушительными гранями человеческой личности является краеугольным камнем представлений Лавкрафта.

И как и во многих подобных случаях, сами по себе представления Лавкрафта резко отличаются от того, во что они превратились в сознании последователей потока, рожденного им. Как Кроули превратился в предтечу многих мрачных течений, так и Лавкрафт инициировал то увлечение «хаосом», которое имеет так много носителей сегодня.

Отметим, что с точки зрения Традиционной Магии, Лавкрафт описывал темную сторону сновидений — мира потенциальной реальности, где существуют (точнее, могут существовать) как конструктивные, так и чрезвычайно деструктивные силы и проявления.

Независимо от того, как мы относимся к творчеству и прозрениям Лавкрафта и его теории потенциального хаоса, необходимо признать его талант и способности к перераспределению Силы, а главным уроком для каждого мага в этой истории должна стать уверенность, что он также способен создать свой жизнеспособный Миф и действовать в нем – в том случае, когда ни один из существующих Мифов не удовлетворяет его индивидуальности.



Комментарии:

9 комментариев к записи Наследие Лавкарфта

  1. Максим:

    Сразу же возникает вопрос в контексте существования Архонтов: куда течет этот перенаправленный Поток Силы? Созданный в грезах и снах мир-миф, не в Пространство ли Сновидений для «питания» Стражей Межмирья поведет этот Поток Силы?

  2. Гильгамеш:

    Маг-визионер-мифотворец — какова в этом случае желаемая степень контроля над Силой (в Вашей терминологии)?

    • Источником Силы для Мифа может быть как внутренний, контролируемый волей, океан, — как у мага, так и внешние флуктуации (внешние по отношению к дневному сознанию, хотя их источником также могут быть глубины Психокосмоса) — как у визионера. Однако и тот, и другой могут создать устойчивый Миф. Вопрос только в том, куда этот Миф приводит идущих в нём.

  3. Гильгамеш:

    🙂 действительно, Цель важна

    Благодарю.

  4. alyona:

    Обожаю Лавкрафта!!! Его книги наделены Силой, для себя я его давно уже считала магом, так приятно сегодня прочитать вашу статью и узнать что Вы в общем-то разделяете это мнение.

  5. Fr_K.B.V.:

    Если посмотреть внимательно. то. пожалуй, из современных мифов нет столь далёких друг от друга,как лавкрафтианство и Телема. Не даром, Телема апеллирует к опитимистичексом у Египту, а Лавкрафтианство — к пессимистической Месопотамии. В самом деле, Телема провозглашает, что каждый мужчина и каждая женщина — Звезда, что у каждого есть свой Путь, Цель, Смысл. У каждого есть своё центральное ядро, своя ось, и т.д. Лавкрафтианский миф всё это отрицает. И провозглашает, что внутри природы человека вообще отсутствует какая-либо константа. ем не менее, нашелся человек, пожалуй, один из первых, кто увидел в Г.Ф.Л. не просто писателея, а неосознанного пророка, каким-то образом соединивший оба мифа. Это — недавно покинувший земной план существования Кеннет Грант. Как ему это удалось. он унёс собой в могилу. Как будто бы взял портновские ножницы,да покроил Телему. Потом покроил Лавкрафта. И сшил из этого нечто,названное Тифонианским Мифом. Конечно, всякий миф имеет право на существование. Другое дело, какой процент из тех ниток, которыми сшивались куски из разных мифов для получения нового мифе, белого цвета?

  6. Mrayima:

    Вспомнила Н. Олейникова: «Меня окружали привычные вещи и все их значения были зловещи» :). Лавкрафт был безрассудно смелым, в мире есть иные области, обозначить хотя бы которые можно лишь своей гибелью. Человеку нечего противопоставить им, разум слишком слаб и запутан, а Эрос в этих областях не работает, защитить не может. Выходит, что древо сфирот лишь былинка на краю бездны, а наши «восхождения» и «преображения» — суета насмерть перепуганных букашек, ползающих по этому древу. Самое неприятное,что ни воля, ни доблесть, ни красота, уж не говоря о знаниях, для бездны никакого значения не имеют.

  7. alyona:

    Энмеркар, добрый день! У меня вопрос по творчеству П.Бажова, что Вы думаете о его сказах с точки зрения магии, мифа? Если это не трудно и уместно можно узнать о вашем отношении к уральским сказам?

Оставить отзыв


Рейтинг@Mail.ru