Цикл Осириса

Опубликовано Суббота, 16 октября, 2021, автор Энмеркар

Трансформация, обновление и возрождение жизни в древнеегипетской мифологии описывается с двух позиций — как путешествие Солнечной Барки и как рождение, смерть и воскресение Осириса. Вообще, с определенной точки зрения, вся египетская религия – это многократно обыгранный и разносторонне символизированный Миф Осириса, «Осирическая мистерия», это история соединения души с «душой души» и победа над силами разрушения. Этот миф с его многогранной символикой является неотъемлемой частью древнеегипетских концепций царствования и преемственности, конфликта между порядком и беспорядком, и особенно смерти и загробной жизни.

Как принцип жизненности, Осирис был тесно связан с образом Мирового Древа – осью, соединяющей земной, небесный и подземный миры. Можно сказать, что он сам, в какой-то мере, являлся такой осью. Поэтому его символ – столб Джед – это, одновременно, позвоночник и фаллос мироздания, подобно тому, как Лингам Шивы – это всепронизывающая творческая энергия духа.

Иероглифически джед – это изображение собственно позвоночника, а также – снопа колосьев, дерева и других олицетворений жизни.

Важными символами Осириса были также зерно (непер), колос, поле и, конечно, сам Нил (Хапи) – потому что Священная Река считалась источником и обладателем жизни. И со всеми этими важными символами жизни как явления соединяется образ Осириса, который сам есть потенция жизни, потенция бытия.

Таким образом, Осирис – это внутренняя божественная основа жизни, божественная ка идеального существа, и в представлениях египтян каждый человек после смерти становится Осирисом, не теряя своей личностной природы.

Поскольку Осирис – это рождение, жизнь, его изображают с зеленым (цвет растений) или черным (цвет плодородной почвы) телом. Не будем сейчас останавливаться на формальных чертах образа Осириса как бога, отметим лишь то, что важно для понимания Мистерии Возрождения и Соединения.

Как мифологический образ, Осирис возник именно как олицетворение божественного правителя мертвых, а его хорошо известная связь с растительностью и природными годовыми циклами, очевидно, была вторичным развитием идеи «смерти ради воскресения». Осирис рассматривался как потенция жизни, возможность жизни.

Значение имени бога вызывает споры в среде египтологов, но все версии переводов сводятся к идеям «потентности» и «присутствия». Так, имя возводят к «wsr», «Могущественный», «js – jrj», «порождающий (мужской) принцип», «st-jrt», что переводят и как «Место взора», «Взгляд с трона», и – «продукт, нечто созданное» (то есть – мумия). В любом смысле – Осирис, это – некая постоянно присутствующая сила, неподвижная основа бытия, жизнь, рассматриваемая как принцип и возможность.

Еще одно из имен Осириса – Хентиаментиу, от «хенти» (первенец) и «аменти» (запад), что можно перевести как «Предводитель западных» (то есть – Царь мертвых),  и – «Перворожденный из западных» (то есть – Первый из умерших). Среди других имен — Ун-Нефер («Добробытийный»), Нечер-Нефер (Бог благой) и Неп-Маат (Владыка Правды). Также Осириса именуют – Аша-Ну, «Тот, у которого много имен», то есть – много различных форм и проявлений.

Осирис – перворожденный сын Земли и Неба, Геба и Нут, первый из их четырёх детей. Геб и Нут, Земля и Небо, Имманентность и Трансцендентность в своем союзе породили Осириса, то есть — родили саму жизнь.

В тесной связи с образом Осириса находится образ его божественной сестры и супруги – его «анимы» — Исиды, выражающей саму энергию жизни, его «сына», а на деле – актуального, подвижного проявления, «Небесного варианта» — Гора, а также – «злого двойника», темного альтер-эго, духа смерти и разрушения – Сета. Они формируют три пары взаимодействий: пара Осирис-Исида выражает двойственность жизни как принципа и жизни как энергии, пара Осирис – Гор олицетворяет дихотомию потентности и актуальности, «подземных основ» жизни и ее Небесного источника, а пара Гор-Сет выражает противостояние сил созидания и разрушения в проявленном мире.

При этом, по словам Плутарха, «Исида – есть женское начало природы (физис), и она вмещает в себя всякое порождение»; «Исет» значит основание – престол, на котором пребывает жизнь, ее именуют «Матерью» или «Всеблагой». Иногда царя изображают сидящим на коленях Исиды, подчеркивая, что она – его опора и престол.

Сет – сила разрушения, долженствующая разрушать во имя созидания. Однако эта разрушительная сила, выходя из-под контроля, начинает «разрушать для разрушения», и другое имя Сета — Теши, «Разделитель» («теш» – разделение): «он великий разделитель, тот, кому любезно разделение и ненавистна дружба».

Гор – это форма Солнца как податель жизни, «частная ипостась» Ра, энергия жизненности, исходящая из Солнца (но все равно глубинно коренящаяся в потенции – Осирисе). Подобно тому, как различали два Дуата, разделяли и «двух Горов», где Гор Инобытия, Гор Дуата – Анубис. Если сам Гор – сын Осириса и Исиды, то Анубис, Гор Потустороннего – сын Осириса и Нефтиды (энергии жизни, скрытой в семени или теле покойного).

Как известно, Миф Осириса вращается вокруг его вероломного убийства Сетом, то есть – разрушение силами бесконтрольной деструкции самого источника жизни. Не разрушение ради созидания, а полное разрушение – разрушение без созидания. Идея этого образа состоит в том, что, если сила, долженствующая освобождать место для нового проявления, выходит из-под контроля, она сметает и само проявление. Такая идея позднее выросла в концепцию «клиппот» —  разрушительной, деструктивной стороны мироздания, которая сама по себе не может быть преобразована в «добро», хотя и является результатом естественного хода вещей. Сета нельзя «перевоспитать», однако – его можно победить, над ним можно «возобладать», и эта функция как раз и принадлежит «дневному сознанию» — Гору.

Убитый Осирис – это сама разрушенная жизнь, уничтоженное добро, и в этом уничтожении самом по себе нет никаких предпосылок для возрождения. В представлениях египтян существовали две бездны: Бездна потенциального бытия – Нун, и Бездна уничтожения, небытия – Дуат, причем такое «разрушение без созидания» вторично, оно появилось лишь после преступления Сета. Только когда в Двойственности Добра и Зла зло становится самостоятельной категорией, самостоятельным двигателем и субстанцией – и появляется возможность полного разрушения. Утопление Осириса означает именно такое полное уничтожение – убитый бог попадает не в воды жизни и обновления, но — в воды смерти, в которых погибает полностью.

Однако в этом – и источник трансформации. Пока речь идет лишь об «обновлении», пока Нун просто «растворяет» в себе творение в очередном мировом цикле – имеет место лишь повторение, а настоящее изменение требует разрыва причинно-следственных связей, полной деструкции. Именно поэтому тело Осириса еще и расчленяется, связи между его частями рушатся, что и создает предпосылку для божественной трансмутации. Смерть Осириса необходима для «совершенного проявления» сета, без которого он – лишь «тень», вспомогательная сила, а без четкого выявления, максимального выражения каждого из полюсов бинера невозможна и их совершенная интеграция. Пока сет не убил Осириса – он не проявил всего потенциала своей разрушительной силы, а потому – и не может быть действительно интегрирован.

Однако такое «полное» выражение полюсов бинера означает и их разрыв, а потому – требуется «внешняя сила», препятствующая окончательному расколу и разделению. Этим «вспомогательным» бинером и является двоица Исида-Гор, где Исида, как энергия жизни и объединения – находит и собирает воедино разрозненные части тела Осириса, а Гор – преодолевает деструкцию, возобладав над Сетом.

Такое подчинение силы разрушения – это одно из «средств обеспечения бессмертия». Если бы Сет был убит, равновесие также было нарушено, и возобладание Созидания над Разрушением знаменуется «присуждением» Сету нести тело Осириса, везти его по Нилу к месту царствования. Разрушающая сила должна занять должное, присущее ей место. Поэтому целостность бога созидания невозможна, если не будет восстановлен и принцип разрушения – Сет, мир должен быть восстановлен в своей гармонии не через уничтожение дисгармоничных элементов, а через установление верной связи между созиданием и разрушением. Именно об этом говорит позднейшая Гоэтическая Традиция: демонов невозможно победить, но им следует противостоять.

Кроме того, именно такая, возобладавшая над разрушением, сила жизни и воскрешает Осириса – Гор возвращает жизнь своему Отцу/«Подземному аналогу» с помощью Ока Жизни, принципа актуального присутствия энергии созидания.

Таким образом, «моральная» идея египетского понимания Мифа  Осириса состоит в том, что человек ежеминутно или убивает Осириса своими действиями, или — восстанавливает его. Свободное существо в своих проявлениях — это или Гор, дающий Осирису свое оживляющее Око жизни, или Сет, который повергает его на землю и убивает. Сознание — это или Апоп, не подчиняющийся, противящийся творению, или — божественные энергии как проявления Бога Жизни. Победа над смертью, победа над Сетом, воскрешение Осириса совершается постоянно и всегда. При этом Око Гора – залог воскресения, а воскресение – это победа жизни над смертью.

Однако в то же время, мистерия Осириса выражает и конкретную трансформацию, осуществляемую сознанием в жизни и после смерти: смерть тела, выделение «божественной энергии» ка, ее соединение с ба, интеграция в акх и «воцарение» последнего в инобытии.

Когда Ра и Осирис, ба и ка, соединяются, они воссядут на одном престоле, и это происходит после «воскресения Осириса», после того, как Гор побеждает Сета, все души соединяются с Солнцем, с Небом, с Ра и с Вечностью. Поэтому, как говорят, «формула воскресения и обожения это — «Ра покоится в Осирисе, и Осирис покоится в Ра».



Оставить отзыв


Рейтинг@Mail.ru