Кли хицон

Опубликовано Понедельник, 16 Декабрь, 2013, автор Энмеркар

world

Свойство Силы индуцировать соответствующие потоки имеет множество важных следствий.

Фактически, именно оно лежит в основе Первого правила Контагиозной магии:  «если две вещи однажды вступили во взаимодействие, оно уже не прекращается никогда».

Каждый предмет, объект, существо, — является точкой опоры для совокупности сил, и эти силы влияют как на сам этот объект, так и на его окружение, индуцируя разнообразные потоки.

Это означает, что для любого существа огромное значение имеет его окружение. Оно является не просто «фоном», «полем», на котором происходит его существование, оно активно и многообразно влияет на него, и это влияние необходимо тщательно оценивать и не менее тщательно формировать. Поэтому совокупность объектов, с которыми взаимодействует данное сознание, именуется «Кли Хицон» — «Внешним сосудом» этого сознания, что означает его прямое участие в развитии и реализации существа. Фактически, вся Вселенная поддерживается в единстве благодаря многократным пересечениям «внешних сосудов», через которые происходит взаимное индуцирование сил.

Когда речь идет о пространстве Ритуала, обычно все понимают, как важна его гармоничность и упорядоченность.

Однако когда речь идет о пространстве обитания, круге общения, других способах взаимодействий – избирательность и внимательность часто уменьшается.

elements

Все хорошо знают, что разные предметы обладают способностью по-разному стимулировать сознание: одни его вдохновляют, другие – угнетают. Но даже те объекты, которые, на первый взгляд, не оказывают прямого влияния, все равно небезразличны, если с ними устанавливается взаимодействие.

Люди часто общаются с теми людьми, с которыми им легче, а не с теми, которые стимулируют их к развитию, и, таким образом – теряют шансы и возможности. Люди невнимательны к предметам, которые заносят в дом – и страдают от различных несовместимостей. Люди выбирают «удобство» вместо любви – и погружаются в болото бессилия.

Маг должен отчетливо понимать, что «Внешний сосуд» и Сосуд Внутренний находятся в тесном взаимодействии – «Что вверху, то и внизу», грязная одежда мешает чистоте сознания, и бардак в комнате не может не сопровождаться бардаком в сознании, а неизбирательность в общении – сопровождается  снижением защищенности от хищников и паразитов.

Pi

Маг должен оценивать, как меняют интенсивность его существования объекты «внешнего сосуда». Он должен не просто интеллектуально понимать «космизированность» пространства (как в макро- так и в психосмысле), он должен следить, чувствовать, изучать эти взаимосвязи и менять их в сторону увеличения своей интенсивности.

И речь идет не просто об обмене энергией, не просто о взаимодействиях — речь идет о куда менее заметных, и при этом — более фундаментальных влияниях и взаимодействиях — о формировании сознания. Сознание не только творит окружающий мир, оно — в то же время — и его творение. И игнорировать или преуменьшать значение «Внешнего сосуда» — значит рисковать катастрофичными неудачами в развитии.

Огромные усилия тратят хищники и паразиты именно на создание дисгармоничных «Внешних сосудов», иногда убеждая, что «это – мелочи», иногда, что – «так легче», иногда – придумывая всякие оправдания и отговорки. Но факт остается фактом – «короля играет свита», и один-единственный дисгармоничный предмет в комнате мага может привести его к краху.

world



Комментарии:

2 комментария к записи Кли хицон

  1. И вот, собственно, говоря, из этого вытекает одна проблема, с которой сталкиваются, наверное, многие из тех, кто встал на путь некоего духовного развития в той, или иной парадигме (будь то Магия, Йога, или даже традиционная религия). Есть один фактор, которого не было в Средние Века, и который появился во времена т.н. «Просвещения», и в наше время стал доминирующей парадигмой. Можно сказать, это есть неотъемлемое свойство коллективного Кли Хицона.

    В книге «Практика Внимательности» Чарльз Тарт приводит Кредо современного Западного Мира. Вот оно:

    «Я ВЕРЮ, что материальная Вселенная, управляемая неизменными физическими законами и случайностью, является единственной и предельной реальностью.

    Я УТВЕРЖДАЮ, что Вселенная не имеет Творца, объективной цели, смысла или предназначения.

    Я СЧИТАЮ, что все идеи относительного Бога или богов, просветленных, пророков и святых, нефизических существ или сил – сплошные предрассудки и иллюзии. Жизнь и сознание совершенно идентичны физическим процессам и возникают из случайного взаимодействия слепых физических сил. Как и вся остальная жизнь, моя жизнь и мое сознание не имеют ни объективной цели, ни смысла, ни предназначения.

    Я ВЕРЮ, что все суждения, ценности и нормы морали – мои собственные или других людей – субъективны и возникают исключительно на биологической основе, личной истории и случайности. Свободная воля – это иллюзия. Следовательно, все наиболее рациональные ценности, в соответствии с которыми я могу жить, должны быть основаны на знании, что для меня хорошо то, что приносит мне удовлетворение, и плохо то, что доставляет страдание. Тот, кто помогает мне получить удовольствие и избежать страданий, – мой друг; тот же, кто мешает мне в этом или приносит страдания, – мой враг. При рациональном подходе друзья и враги должны служить увеличению моих удовольствий и уменьшению страданий.

    Я УТВЕРЖДАЮ, что церкви нужны только для оказания социальной поддержки, что не существует таких грехов, которые можно было бы совершить и получить за них прощение, что нет наказания за грехи и награды за добродетель, кроме тех, которые я сам себе могу воздать, непосредственно или через других. Добродетель для меня состоит в том, чтобы получать все, что я хочу, не будучи пойманным и наказанным другими.

    Я СЧИТАЮ, что смерть тела – это смерть ума. Жизни после смерти не существует, и всякая надежда на это – чепуха.»

    Вот, собственно говоря, в числе прочих, свойство того внешнего Сосуда, в котором пребывает каждый индивидуум. Вот то, чему его научили с детства.

    Если поменять кое-какие пункты этого кредо на идеи социального равенства, строительства коммунизма и светлого будущего, то мы получим то кредо, которое внедрялось в качестве господствующей идеологии в умы тех, кому сейчас лет по тридцать пять-сорок (и старше) в течение периода их формирования личности.

    В период Перестройки стало позволительным верить во что-то, не соответствующее материалистической картине мира. И многие люди стали считать себя верующими de jure — стали ходить в церковь, праздновать Пасху и Рождество, МОРАЛЬНО ОЦЕНИВАТЬ ПОВЕДЕНИЕ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ в соответсвии с моралью той конфессии, которая возраждалась на ранее принадлежащей ей территории (Православие в Киеве и Москве, Католицизм и Лютеранство в Таллине, Ислам в Ташкенте, Ламаистический Буддизм в Улан-Удэ). Но de facto «Я Верую...» в их устах означало «Я хочу верить...», «Я пытаюсь верить...». Потому, что их верой de facto являлось и является то, что изложено в приведённом выше «Кредо». Таким образом, получилось неразрешенное, неразрешаемое, и, зачастую несознаваемое (а, таким образом, вытесненное в Тень и принадлежащее Тени) противоречие. И таким образом появился распростанённый тип так называемого «Христианина Воскресного Утра» — тот, кто каждое Воскресение ходит в церковь (чтобы все это видели), громче всех поёт (чтобы все это слышали), устраивает себе маленький христианский театр каждое Воскресение, все эти действа «записывая себе в отчёт», а в остальное время своей жизни исповедует вышеприведенное «Кредо Рационализма». Вернее, формально считая себя верующими, живут и действуют в точности согласно "Кредо Рационализма и «Здорового Эгоизма». Причём, когда речь идёт о людях, причиняющих им разного рода неудобства, они судят их по христианской морали, а когда действуют сами, то действуют как раз именно так, как те, кого они осуждают. «Вера» для них есть некий привесок к жизни, которым всегда можно пожертвовать ради неких мирских развлечений и вещей. Скажем, вряд ли такой человек пойдёт в церковь, когда идёт футбольный матч. Или когда узнаёт о распродаже чего-то в ближайшем магазине модной одежды. Или когда в ближайшем супермаркете акция какая-то «только сегодня». Или когда на ближайшей концертной площадке вертит задницей какая-нибудь Жанна Фриске. Вот такая вот цена их веры. И так до тех пор, пока не обнаружилась саркома печени, и доктора не сказали: «медицина бессильна». И тогда субъект начинает тур по церквям и монастырям, прибегая к вере, как к последней надежде на исцеление, когда врачи ничего уже делать не могут. Но... как правило, поздно пить боржоми...

    Если же говорить о тех, кто выбрал для себя оккультный путь познания, то такое вот «Кредо», как неотъемлемая часть окружающего их «Кли Хицона», безусловно влияет на них, и является немалым препятствием для продвижения. Если многие оккультисты так и остаются «кабинетно-кресельно-книжными оккультистами», верящими в оккультные парадигмы так же, как среднестатистический обыватель верит в исторически принятые у него на родине религиозные догмы. Вернее даже не верящими, а теми, кто хочет верить. Именно потому они никак не могут пересечь ту грань, которую столь отчётливо сознают. Ибо весьма существенный вклад в эту грань вносит именно то самое «КРЕДО», которое является неотъемлемым свойством самого окружающего сосуда (а, соответственно, сосуд, Кли Хицон, оказывает влияние на человека). В этом отношении, современному оккультисту, как никогда, стать Магом помогло бы магическое уединение (в ходе которого влияние коллективного сосуда сводится к минимуму), но не каждый физически может позволить себе такую роскошь. Для этого пержде всего нужны деньги, чтобы домик себе купить где-нибудь в Карпатах, например.

    Если в Средние Века, предположиетельно, основным перпятствием был страх перед самой «сверхъествественной» силой (а сомнений в её существовании не было), то в настоящее время испытывать такого рода страх (страх перед силой, как таковой) — это уже достижение. Посольку, чтобы прийти к этому сраху, нужно преодолевать другой останавливающий страх — страх перед тем, что «КРЕДО» — Истина, что всё, на самом деле именно так. Потому, когда теоретик думает о том, чтобы перейти к практике, определённая его часть, та часть, которую он, возможно, не сознаёт, нашептывает ему: «Ну ты ведь ЗНАЕШЬ, что у тебя ничего не получится». И он боится что-то делать потому, что он боится, что ничего не получится, боится разочарования, боится утратить ту веру, которая, как никак, его согревает, которая придаёт его жизни смысл. Хотя, на деле, просто напросто, даёт почву для его инульгирования в «СТАНУ...» (Стану Магом, могущественным заклинателем духов и великим Теургом, который с богами и ангелами на «ты», и проч.) Вот такая вот печальная картина получается

  2. В начале Пути:

    Есть такое понятие как «социальный договор»- договоренность в обществе, что существует, а что нет, что приемлемо, а что неприемлемо. Такой договор накладывает определенные ограничения и раскрывает определенный возможности. Для кого-то свинина- питательный белок, для кого-то яд. В чьем-то мире возможна телепатия, в чьем-то нет. Получается, все относительно. Относительно договоренности.

    Отсюда вывод: допускать все, это расширяет возможности.

    Кто и что формирует этот самый «социальный договор»? Родители, школа, духовные учителя человечества, религиозные деятели, властные и информационные структуры, наука, опыт. Кому из них доверять- это тоже прописано и переписывается в твоем социальном договоре.

Оставить отзыв


Рейтинг@Mail.ru